Охота на серых волков стр 85

Трясся то ли от страха, то ли от озноба Гнида, — из борозды, пропаханной взрывом, торчала его серая тощая спина с задравшимся на заду ватником…
Шелест затряс головой, пытаясь отогнать хрустальный звон в ушах.
— Ковер да! Коверда, мать твою! — заорал он что было мочи. — Где ты, сукин сын?!
Слабый хриплый стон был ему ответом.
Старшой сделал несколько шагов и увидел товарища, а точнее то, что от него осталось, —у цементной полоски канавы.
Вместо ног у Коверды было серо-багровое месиво, его мелко подергивающееся тело будто вырастало из земли, а руки были выпачканы кровью. Поперек булыжной дорожки лежала стальная балка, которая, по- видимому, и отшибла напрочь ноги зэка.
— Мне к доктору, к доктору надо! — быстрым чужим голосом забормотал Коверда. — Руки-то мокрые, в крови руки, вишь ты…
По его побледневшим вискам стекали струйки пота, глаза глядели мутно. Из мясного крошева постреливала, в такт ударам сердца, струя алой крови…
— Ну, что ж ты стоишь-то, старшой?! — снова зача¬стил Коверда. — Доктора, небось, найтить надоть… или, вон, Гниду, Гниду за доктором-то пошли!..
Скрипнув зубами, Шелест вскинул автомат и короткой очередью снес раненому верхушку черепа, — упала назад башка без крышки, как срезанная…
— Вот и верно, старшой! — как сквозь туман, услыхал Шелест лебезящий голос Гнедушина.
Старшой опустил автомат и осторожно обернулся.
Гнида стоял метрах в пяти, поигрывая сальными пальцами по стволу ППШ, — то погладит дырочки, то побарабанит, — и глаза у зэка нехорошие, скверные глаза, бегающие из стороны в сторону…
Только недаром Шелест был человеком опытным. Он уловил мгновение, когда Гнида еще раз облапал взглядом распластанный труп Коверды, — уловил — и, чуть поведя стволом, нажал на спуск. Его «шмайс- сер» послушно выплюнул пули, и Гнида, как подко¬шенный, с воплем упал …
Старшой был щедр в тот день: длинная очередь про-бежала наискосок через грудь Гниды, — тот даже пикнуть не успел…
— Ишь ты, умник! — усмехнулся Шелест. — Один решил выбираться!.. Оно и понятно: одному-то сподручнее, только нет, брат, шалишь! Это я сам-один выбираться стану!..
Старшой не стал шарить у убитых в карманах: он и так знал, что нету у них ни черта, — ни табаку, ни спи¬чек, ни съестного. Подумав, он только отцепил от пояса Коверды две ручные гранаты черт знает какого производства и быстро зашагал в сторону ближнего леска…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *