Охота на серых волков стр 58

и остановки, за двенадцать с гаком часов они вряд ли проехали больше пятисот-шестисот километров, — оставаясь, таким образом, в пределах области, но на юге или на севере — черт знает…
После обычного досмотра вещей их провели в ка¬менное здание, в котором опытные заключенные опо¬знали «бур», — однако разместили не в каменных мешках на уровне почвы, а во вполне удобной шести¬местной камере.
Тускло светилась желтая лампочка, — всю ночь ей гореть, — и четверо уголовников, сведенных вместе зло- дейкой-судьбой, размещались по нарам. Вот первый зэка уверенно уселся на нары у окна, второй устало бух¬нулся на соседние, третий аккуратно пристроил свой вещмешок… Только небритый тощий зэка, заросший сивой щетиной, привычно устроился в уголке, на полу, не решаясь сесть на нары: его незавидное положение и полное отсутствие веса в уголовной среде не позволя¬ли ему сидеть вровень с «настоящими людьми»…
— Ну, будем знакомы, что ли? — наконец проро¬нил скуластый бритоголовый уголовник и непроиз¬вольно дернул щекой. — Моя кличка Шелест. Имени вам знать не надо…
— А я Коверда, значит, проговорил второй зэка, шурша, папиросной пачкой, .— Огоньку-то найдется, арестанты?.. Это кликуха моя, — ну, и фамилия тоже, потому как чудная…
— Петруха я, просто так можно звать, — осклабил¬ся узкоглазый уголовник, перебрасывая Коверде спичечный коробок. Насчет того, кто по какой статье сидит, можно даже и не базарить, — и так понятно…
— Ну да, у всех сто тридцать шестая… — кивнул Шелест.
— Не у всех, не у всех! — неожиданно влез сидя¬щий на полу заключенный, и кадык его заходил ходу¬ном от волнения. — У меня сто тридцать восьмая!
— Увянь! — не оборачиваясь, буркнул Коверда и обратился к Шелесту: — Ты, как мы видим, из уважа¬емых, — за бугра, значит, будешь?
— Пожалуй, — отозвался Шелест.
— Возражений нет! — кивнул Петруха. — Ас этим что базарить…
— Погоди! — возразил Шелест. — Тут уже, почи¬тай, не лагерь, а военная служба, а значит… Твое фа- милиё как? — обратился он к робко жмущемуся к стой¬ке нар тощему.
— Гнедушин я… — отозвался тот, будто виноватясь.
—- А-а, да это Гнида из четвертого отряда! — вос¬кликнул Коверда. — Да ничего, граждане арестанты: это бытовичок порядочный, нё законтаченный… с ним говорить МОЖНО…
— «По неосторожности» убил, говоришь?! — усмехнулся Шелест.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *