Охота на серых волков стр 55

вызывали по «прослоечкам», — сперва «больших» воров, потом живность помельче, а там и за бытовичков брались бы… Нет, — из «больших» воров не вызвали никого, а вызвали тех, кто отбывал наказание по «смертельным» статьям, особенно рецидивистов. Зазывали в оперчасть и «случайных», тех, кто убил по неосторожности или сгоряча…
По воровским законам, убийц не уважали: дурное это дело й нехитрое — кровь пущать, — и поэтому «большие» воры, пожав плечами, занялись своими обычными делами: пусть, дескать, «кум» работает, — ему виднее…
А в оперативной части тем временем кипела рабо¬та: таскали в папках личные дела, беседовали с началь¬никами отрядов…
«Большие звезды» из столицы расположились по углам кабинета «кума», а сам хозяин кабинета скром¬но присел в уголке, за пишущей машинкой, листая бумажки. Вольнонаемную машинистку, ввиду секрет¬ности, из кабинета удалили…
« Кум» — следователь оперчасти в местах лишения сво-боды (жарг.).
На столе лежала початая пачка «Казбека» и коробок спичек, разговор предполагался душевный, — и больше ничего на столе не было. Оба московских чи¬на, похожих как близнецы из-за своих одинаковых мундиров, ремней, наград, нашивок, бритых тугих щек, сидели у стола, одинаково закинув цога на ногу. «Кум» вставил лист в пишущую машинку, с треском крутанул колесико, однако один из гостей,-не обора-чиваясь, отрицательно покачал головой: протокол ве¬сти не нужно, В только дела полистаем…
С опущенными головами, — еще не зная, об чем будет разговор, — тронулись в кабинет один за другим убийцы, вольные и невольные, умелые и неумелые. И на каждого у больших московских чинов было по пять минут…
— Присаживайтесь, заключённый! — приглашал чин, сидящий слева, и чин, сидящий справа, одобри¬тельно кивал. — Курите? Курите!..
Зэка усаживался на стул, — некоторые брали пред-ложенный «Казбек», а кое-кто даже отоваривался дву¬мя-тремя папиросками про запас.
— Заключенный, как вы относитесь к борьбе всего советского народа с немецко-фашистскими захватчика¬ми? — спрашивал чин, сидящий справа, в то время как чин, сидящий слева, впивался взглядом в-лицо зэка.
Ответить на такой вопрос наплевательски было нель¬зя, и убийцы изощрялись во вранье. Говорили насчет «поддерживаем и сочувствуем», что на политинформа¬циях начальник отряда регулярно зачитывает сводки Совинформбюро, что немецко-фашистские захватчи¬ки — они хуже любого опущенца… словом, много чего говорили.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *