Охота на серых волков стр 152

тему на службе… Тогда» должно быть, и начался раз¬лад между ними, который разрастался и ширился, укреплялся, чтобы наконец прийти к нынешнему пе¬чальному положению: Лилия Львовна физически со¬вершенно охладела к супругу, однако никакой «амур аффэр» на стороне не завела, предпочитая преступной связи общение со своей почтенной матушкой, дрязги с подругами и хиханьки с портнихами и педикюршами… Советником юстиции Александр Васильевич стал, но не в сороковом, а в начале сорок четвертого, — впрочем, Лилии Львовне было уже всё равно… Жизнь будто бы шла своим чередом, однако ни прежней радости, ни прежней легкости больше не было: под радужной пленкой советского света оказалась тягучая мутная жижа скуки, тоски и безысходного труда, надрывающего жилы и надламывающего душу…
Домработница была не первая, но из череды сварливых теток она была первой, кто мог похвастаться молодостью и привлекательностью. Двадцать лет — чудесный возраст для «амур аффэр» с утомленным бу-мажной работой и ночными допросами прокурором. Довольная уже тем, что большую часть времени про¬водит в столице, Наташа не требовала подарков и про¬чих знаков внимания. Своим, жаром она делилась с Александром Васильевичем просто так, как голубь воду пьет, — и иногда удивляла Марушева своей вне¬запно откуда-то вылезающей стыдливостью. Наташа рассказывала Александру Васильевичу о житье вне Москвы, — и тот ужасался грязи и грубости, от кото¬рых поспешил отвыкнуть…
«Я не хотел ведь… — подумал Марушев. — То есть, я хотел, я по-настоящему жаждал, — но не хотел, чтобы так вот вышло… Все ведь с домработницами спят… А если вспомнить ежовские ежевечерние оргии, о ко¬торых драматическим шепотом в пьяном виде расска¬зывали знакомые из НКВД, так я и вовсе святой… Что же это вышло… Ах, Лиля-Лилечка…»
Сейчас нужно было что-то сказать, — единственно правильное и потому утешительное.
Марупзев решился.
Он поднялся, сдеЛал шаг и, наклонившись, обнял супругу за вздрагивающие плечи, вдыхая терпкий аро— мат «КраснойМосквы».
А мне на днях старшего советника дадут… — дохнул он шепотом в папильотки. — Будешь теперь на балконе папаху проветривать…
И сквозь сопливые всхлипы и вздрагивания до Александра Васильевича дошли едва слышные слова Лилии Львовны.
— Я Наташу не выгоняла… — хныча, как ребенок, проговорила супруга и подняла мокрое от слез лицо.- Она на неделю к бабке выпросилась, в деревню… У ме¬ня гардины нестираные… Она вернется… и ты можешь… если, конечно, ты очень хочешь…
И новый приступ овладел Лилией Львовной…
Спустя час совершенно успокоившаяся Лилечка от-правилась принимать ванну, — Марушеву, который с хмурым видом оттирал потеки борща с паркета и пли-ты,.было слышно, как супруга мелодично поет…
Управившись, Александр Васильевич сам навернул себе борща в глубокую тарелку, макнул в солонку доль¬ку чеснока, — вкусно дома, черт возьми!..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *