Охота на серых волков стр 124

доразумение это выяснится, и я вместе с фарфором отправлюсь туда, куда мне приказано…
— Фарфор для товарища Жукова? — спросил под-полковник.
— Ну, не для меня же! — развязно отозвался арестованный. — Я не могу, конечно, знать, лично маршал будет кушать с этого фарфора, или нет…
Так вот поэтому, выходит, вы вели себя так нагло! — прервал его Марушев. — Вот это-то и вызвало удивление у СМЕРШа…
— Советскому офицеру не пристало бояться! — воскликнул старший лейтенант.
— Правильно, не пристало…кивнул подполковник. — А вы, судя по вашим манерам, тоже из окру¬жения товарища Жукова?..
— Я его троюродный племянник! — с достоинством пояснил арестованный, ожидая, должно быть, что Ма¬рушев смутится, однако тот смотрел на мародёра спо¬койным, немного ироничным взглядом.
— Если бы у меня не имелось соответствующих пол-номочий, этой беседы бы не было, конечно, — пояснил подполковник. — Но поскольку такие полномочия у меня имеются, вам придется давать показания… А с полковником Левицким я вас связать не смогу: арестованным запрещены внешние сношения…
Старший лейтенант поджал губы.
— Мы еще посмотрим, что вы запоете, когда меня хватятся у Жукова! — сказал он веско. — И вы увидите.
Не отвечая на эту реплику, Марушев выглянул в коридор.
Старшего лейтенанта допросите очень тщатель-но! — сказал он смершевцам. —: А я пока позабочусь о том, чтобы на арестованного как .можно скорее пришел запрос с Лубянки, из внутренней тюрьмы… Оттуда его уже никакой Жуков и, тем более, никакой Левицкий не достанут .
— А фарфор, товарищ подполковник? — спросил один из смершевцев.
— О трофеях доложить начштаба, — он распорядит-ся, — припоминая лукавую физиономию Колпакчи, ответил Александр Васильевич. — А я проедусь по де-лам… Смершевцы вошли в кабинет, и не успел еще Мару- шев притворить за собой дверь, как послышался звук мощной оплеухи, шум упавшего на пол тела и выкрик: «Ну, сука, говорить будешь?! Почем фрицам трофеи продаешь?!»
Подполковник усмехнулся: эти ребята знали свое дело и брали быка за рога профессионально и креп¬ко, — похоже, уже через час маршальскому родствен¬нику нарисуют такое конфетное дело, что вся Лубян¬ка пальчики оближет…
«И это пойдет в довесок к «делу генералов», — по-думал Марушев? Должно быть, серьезно наверху озаботились трофейничаньем… Только нет: не это бес-покоит Самогоу — а нехороший свободный душок, ко-торый пошел по верхам войск, когда мы перешли гра-ницу Европы… Не нужны Самому новые декабристы… И вовремя ведь начали: похоже, войне скоро конец: видел я пленных фрицев, — горе одно! Смех и горе…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *