Охота на серых волков стр 118

— Да, ты верно заметил! — подтвердил второй май¬ор с вислыми казацкими усами. — Я как раз статисти¬кой по двум фронтам занимался: подтверждается…
— И кони, товарищ подполковник, очень страда¬ют!—Почти виновато вставил капитан-ветеринар, исподлобья поглядывая на Марушева. — А конский со¬став… и сам маршал Буденный вот заметил…
— Да, это, конечно, не хуже, чем в Монголии, — бесцеремонно прервал рыжий медик. — Я там служил в свое время, у Жукова, еще в малом чине, понятно…
— А что, суров был Жуков тогда? — робко поинте¬ресовался ветеринар.
Рыжий майор свысока взглянул на «лошадника» и ответил нехотя:
— Вам всё знать нужно… Да, суров был… суров и остался… А иначе ведь и нельзя в военное время.»
— Да, суровость необходима! — проронил Марушев, который до сих пор только слушал, прихлебывая остывший чай.— И командование нередко идет на суро¬вые, но вполне оправданные меры…
«Ты совсем переродился, Санька! — мысленно уко¬рил себя подполковник. — Ты всё боишься, что потеря¬ется дистанция между тобой и младшими по званию, — а теперь и хотел бы от этой натянутости избавиться, да не можешь… А вот фронтовики, эти могут! Они ру¬бахи-парни, — это война их такими делает…»
— А вы в действующую, наверное, по делам управле¬ния, товарищ подполковник? Или по финансовым? — вежливо поинтересовался вислоусый майор.
— Скорее по финансовым, соврал Марушев, на¬ученный горьким опытом: стоит сказать, что ты из прокуратуры, как сразу жаловаться начинают,. на кого-нибудь или на что-нибудь…
— Да, сейчас всё так сложно устроено! — заметил капитан-ветеринар, — Я вот сопроводительный лист на конский состав для артиллерии оформлял, так про¬веряли его дважды, прежде чем на подпись отправили…
— Канитель! я — махнул рукой рыжий майор. — У нас канители, пожалуй, еще и побольше: у вас лоша¬дища у нас всё-таки люди… за людей и спрос другой… Взять хотя бы формирование аптек в войсковых частях, :— кто-нибудь с этим сталкивался?..
— Извините, товарищи, я проветрюсь, — поднима¬ясь, проговорил Марушев.
— Для вас чай заказать? — спросил вислоусый май¬ор. — Сейчас проводник пройдет…
— Нет, спасибо, — покачал головой подполковник.
Александр Васильевич устал от беседы, — он всег¬да уставал от бесцельных дорожных бесед. Марушев вышел в тамбур и простоял там минут двадцать, лю¬буясь скромными видами Западной Белоруссии. Здесь ничего не менялось со временем: так же бежали вверх- вниз за подрагивающими окнами телеграфные про¬вода, так же полосато ложились поперек грунтовых дорог выбегающие к железнодорожному полотну шлагбаумы, и так же остро торчали на фоне сизоватого неба одинокие дряхлые сосны…
Вернуться в купе, где надышано мягкими бублика¬ми, купленными настднции Барановичи, и цветочным одеколоном? Нет, Марушеву этого не хотелось, — луч¬ше стоять здесь, на холоду, думать черт-те о чем, не¬понятном и бесполезном…
«Лошади… у ветеринара болеют лошади, — поду¬мал Александр Васильевич. Ему их очень жаль… А у майора рыжего солдаты мрут десятками от воспаления легких, и ему их не жаль… Вряд ли это потому, что человечий медик — майор, а конский — всего только капитан…»
Марушев припомнил последнюю сдену на москов¬ском вокзале, когда садился уже в эшелон. Мимо ва¬гонов быстрым шагом гнали молодоё пополнение: не¬уклюжих солдатиков в новеньких шинелях. Рядом с ними шагал тоже молодой лейтенант, подпоясанный ремнем с пообвисшей кобурой. Солдатики насторожен¬но поглядывали в окна вагонов: им, должно быть, было непонятно, как такая махина, громадина Москвы, во¬влеченная в водоворбт войны, держится на земле, не слетает в мировые воды, — и держится она в порядке, спокойно и стройно, а победа уже не за горами…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *