Охота на серых волков стр 115

в правоте больших товарищей, которые густо населяют Кремль и его ближние окрестности…
— Капитан Клименко, воинский патруль…  услышал Марушев голос за спиной и обернулся.
Перед ним, затянутый ремнями, стоял немолодой уже офицер, держа ладонь с двумя отсутствующими пальцами у шапки. Рядом стояли два узкоглазых солдатика из комендантской роты с автоматами «на ремень» . Марушев ответил на приветствие.
— Ваши документы попрошу! — отчеканил капитан.
Изучив офицерскую книжку и командировочное предписание, патрульный офицер снова бросил искалеченную руку к шапке и двинулся вдоль по перрону…
«Кого-то снова ловят… — шагая по перрону, поду¬мал подполковник. — Странно, я ничего не слыхал… Везде Абакумову диверсанты фрицевские мерещатся… »
Поговаривали, что Виктора Семеновича, когда тот в последний раз ездил на доклад к Сталину в Кунцево, Верховный бранил черными словами и требовал безо-пасности военных перевозок: дошли слухи, что сошел с рельсов на западной границе эшелон с танками, — машины только что с завода, обидно.
Вот и гнет теперь подчиненных в бараний рог заместитель наркома обороны, он же начальник Главного управления контрразведки: требует, как обычно, раскрытия преступной группы, а лучше, целого разветвленного заговора…
Марушев усмехнулся: всё-таки его прокуратура почище работает, чем абакумовские ребята, — другое дело, что при начальстве чаще про СМЕРШ вспоминают, а прокуратуру обходят вниманием, но это, если подумать, только к лучшему… В прокуратуре тоже важные люди имеются, — Горшенин, или тот же Бочков… а кто важнее в глазах Верховного, время покажет…
Подали эшелон, — впереди вагоны офицерские, подполковнику Марушеву именно туда. Следом теплушки,, теплушки без счета, — это для бойцов. Ну, а следом техника броневая, во множестве… Зорко глядят в небо счетверенные пулеметы, — только не будет бомбежки: издох фриц, едва дергается…
Забираясь в вагон, Марушев погасил довольную усмешку: супруга вернулась из Химок и была в ночь после приезда, необычайно зла в постели, что вообще случалось редко. Александр Васильевич ласкал жену, воображая, что сейчас с ним на чистых крахмальных простынях нежится домработница Наташа… А ведь когда спал с Наташей, думад о жене, закрывая глаза… Забавным это всё казалось Марушеву, — забавным и каким-то по-детски захватывающим: ну, например, как романы Майн Рида…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *