Охота на серых волков стр 102

жуазным фальсификаторам достойный большевицкий ответ!
— Я понимаю: мне нужно написать новый отчет о командировке, деловито проговорил подполковник. — Так я займусь сразу, Константин Петрович?
Прокурор СССР усмехнулся: как всегда, он знал намного больше, чем его подчиненные.
— Советую поговорить с арестованным гражданином Шелестом, который сейчас содержится на Лубянке, —- сказал Горшенин.
Марушев изобразил на своем лице вопрос.
— Это один из тех людей, которые обстреляли вас в Восточной Пруссии… Если, конечно, ваш отчет и отчет капитана Таранца соответствуют действительности…
— Допросить? перепросил Марушев, которому до сих пор был неясен замысел начальника.
— Нет, просто побеседовать… выяснить, нет ли подробностей, которые были упущены как вами, так и работниками НКГБ…
В ответ советник юстиции вздохнул и подвел глаза: он не отрицал возможности упущений по службе, но, со своей стороны, чрезвычайно в них сомневался…
Через два часа подполковник Марушев, имея в кармане соответствующее предписание, подкрепленное телефонным звонком, был в следственном кабинете Лу-бянской тюрьмы…
Еще не были съедены гостинцы, присланные верной генеральской супругой, а Полтьева уже выкликнули на выход с вещами.
Шелест молча помогал генералу: вещей у того было мало, а точнее, почитдй, в.овсе не. было,- но тюремное житье отшибло напарнику все мозги. Полтьев дергался, лез в тумбочку, замирал в задумчивости, а потом зачем-то дважды перемотал портянки…
— Ну прощай, что ли! — обернулся на пороге генерал, и лицо у него было при этом жалкое, сморщенное. Никто бы сейчас не узнал в нем боевого командира, героя, способного увлечь за собой многие сотни людей…
Зэка усмехнулся.
— Говорить «прощай» — это дело фраерское, — проговорил Шелест. — Правильно сказать «бывай!»
— Ну, тогда бывай! — махнул рукой Полтьев и, ссутулившись, проследовал в коридор следом за терпеливым вертухаем…
На суд повезли генерала, или на расстрел, или куда-нибудь еще, — про это Шелест ничего не узнал, только Полтьева он больше никогда не видал…
А через час самого Шелеста выкликнули: «На выход, без вещей!»
В следственном кабинете, который никому особо не принадлежал, а потому выглядел унылым и заброшенным, — в следственном кабинете. Шелеста ждал тылового сытого вида человек в звании подполковника. После обычных вводных слов, подполковник завел странный разговор, который не мог не насторожить зэка.
— Как мне известно из ваших же показаний, данных работникам органов, Ивеско повел речь Марушев, вы входили в состав диверсионной группы, имеющей особое задание…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *