Охота на серых волков стр 86

Глава восьмая

Арест

Несостоявшиеся весны, Сожженные в огне войны,
Вдруг засверкают в травах росных, Для нас с тобою созданы.
Нам будет вновь по девятнадцать Не тронутых войною лет.
Я все забуду, может статься, Забуду тьмою бивший свет.
Сергей Орлов

Шла по дороге колонна советской бронетехники. Танки колыхали пушками, попадая в ухаб. Тягачами волокли пушки. Госпитальные фургоны посверкива¬ли красными крестами. Дизельной гарью застлало округу. Мат затрепыхался над колонной. Заалели флажки на головных машинах… Бесконечной каза¬лась колонна.
Шелест дал деру и долго плутал, пока не нашел уютный уголок, где грохот и скрежет были не так слышны…
Три дня с пустым брюхом да на холоде, — этак любого мужика скрутит. Шелест чувствовал, что его силы на исходе: отыскать жратвы не получалось, курил он растертые между ладонями прошлогодние листья, запивая этот «эрзац-табачок» водой Из нечистых ручьев. Он потерял направление, и дважды рисковал угодить под пулю. В первый раз ему попался на дороге красноармейский мотоциклетный разъезд: приняв улепетывающего по лужку Шелеста за немца, бойцы пальнули для острастки из пулемета и покатили дальше, — кому охота гонять по траве ради одного полу- дохлого фрица?! В другой раз он едва не напоролся на странных тихих людей в гражданском, говорящих по- немецки. Их было трое, и за спиной у каждого висело по длинной толстой трубе, навроде самоварной. Шелест догадался, что это хваленые фрицевские партизаны — вервольфы », — а на себе они тащат фаустпатроны, которые против танков первое дело… Только умение маскироваться, которое старшой изучил до тон¬кости, спасло его от верной смерти. Сейчас, слабый как былинка, он был бессилен против троих злых, готовых на всё немцев…
Шелест спал, подложив под щеку автомат, и сквозь блеклые сонные картинки видел полуприкрытыми глазами полянку, борт брошенной легковушки с распахнутыми дверями и пулевыми дырами в окнах…
«Вот, посплю еще часок, — думал он. — Посплю, — и дальше тронусь… Ну, не может ведь быть, чтобы кус¬ка хлеба во всей Германии для меня не нашлось…»
Как по мановению ока, перед ним предстала краю¬ха хлеба, щедро политая золотистым медком, — и мо¬локо в кринке стало парить: видать, только что из-под

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code