Охота на серых волков стр 35

— Это старшинские погоны… вроде фельдфебеля, — пояснил Марушев. — Продолжайте, пожалуйста!..
— У них были небритые, скуластые и очень злые лица… страшные… Те, что вывезли мои вещи, были веселые и, кажется, даже навеселе, а эти… Они ни о чем меня не спросили, — только обшарили все углы, — благо шарить в пустых комнатах им было удобно, — залезли в подвал. С минуту они тихо совещались, не обращая на меня никакого внимания, будто я был ве¬щью, — а потом вышли. Я услышал команду, — и весь этот сброд убрался…
— Дезертиры, йохоже… А их словесные портреты он мог бы изобразить? Спросите у него, — я не знаю, как сказать «словесный портрет»! — обратился особист к Марушеву. Тот кивнул и задал вопрос.
— Нет, я их не запомнил… Я плохо вижу, — у меня еще в сорок втором сильно ухудшилось зрение: меня лихо обработали молодчики в гестапо… Я плохо ви¬жу, — и было пасмурно, а они стояли вон там, где сто¬ит ваш молодой коллега… Нет, я не смогу их описать…
— Что же было дальше? — подался вперед подпол¬ковник.
— Дальше была тишина… Тишина, —- но примерно через час-полтора, — часов у меня, как вы знаете, нет, — я услышал, как кричит на улице какая-то женщина… Я подумал, что это моя соседка, фрау Лотта; и что с ней что-то случилось. Я выбежал из дома. Там, и точно, была соседка: она вопила и указывала на дом, стоящий наискосок от моего:в этом доме жило семейство Пфу- лей. Карл Пфуль был инвалидом войны, —I еще в трид¬цать девятом ему отрезали ногу. С ним была его жена, его дети… младшая девочка совсем крошка…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code