Охота на серых волков стр 109

по-видимому, разбитое и потерявшее командование, а теперь выбирающееся из гиблого места, куда придется… .
Шелест постреливал, точно зная, что мажет мимо — и всё глядел, как ближе и ближе подползают серые каски эсэсовцев. Один из его бойцов, вскрикнув, как подбитый заяц, завалился на бок. Второй, перебегая к дереву, вдруг сковырнулся и заорал благим матом: ранен…
А фрицы уже окружили бензовозы, застрелили второго шофера, который пытался улецетнуть в рощицу, и деловито разматывали резиновый шланг, — похоже, собирались поскорее заправиться…
Отступали бойцы Шелеста, кто как мог, а он сам вдруг впал в полное равнодушие: зэка стало всё равно, что случится с его подчиненными. Будто со стороны, пронаблюдал он, как еще одного солдатика сшибла с ног немецкая пуля. Чувство самосохранения, наученное годами лагеря и подкрепленное возней на задворках войны, включилось на полную катушку—аж будто искры полетелй…
Шелест вскинул автомат, — уж очень хорошо полубоком открылся ему рослый толсторожий фрИЦ, и где бы это он такую ряшку наел-то под голодный конец войны?!
Шелест вскинул было автомат, —: и тут же опустил , плюнул в сторону, да и не плюнул, чтобы шуму не делать, а так — чвакнул слюной через губы.
Черт с ним, с фрицем…
Зэка поухватистее взял свой вещмешок и ползком двинулся в сторону, туда, где было безопасно. Ни кустик, ни веточка не шевельнулись, — да и не стре-
ляли больше немцы: видать, живых возле бензовозов не осталось. Вот, небось, плеваться станут фрицы, когда смекнут, что в цистернах налита вода из речки…
«Куда теперь?! — вдруг подумалось Шелесту. — Теперь-то — куда?! Как ни ходи по дорожке, а в петельку она всё одно совьется… не фарт… А если не фарт, — то, значит, судьба сама!..»
Шелест не знал этого, да и не мог знать: судьба всех отправленных НКГБ «групп устрашения» была плачевна. Лишь четверо диверсантов из состава двух групп вернулись через линию фронта. Одна из групп попала под шквальный огонь, который вела советская артиллерия, — и больше от нее не было ни слуху ни духу. Другая напоролась на немцев, — одному из зэка, раненному в руку, удалось уползти и затаиться в куче хвороста; прочих фрицы поспешно повесили… Еще одну группу застали на месте преступления советские мотоциклисты, — увидев трупы мирных немцев и густо заляпанный кровью пол, не выслушивая объяснений, бойцы покрошили зэка из автоматов и зачем-то сожгли разгромленный дом…
Так, затея НКГБ оказалась пустой затеей: страха и ужаса на немецкой земле было уже более чем довольно, и несколько десятков новых, — пусть и самых ужасных смертей, — ничего не прибавили к этому общему чувству… Диверсионные группы растворились в океане войны, не оставив ни следа, ни пены на ее поверхности, — и только жуткие рассказы, переходящие из уст в уста, напоминали о «командах устрашения», со-стоящих из зэка. Слишком велика была война, чтобы чей бы то ни было рядовой вклад в нее был замечен…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code